История кофе в России

История кофе в России

Распространено мнение, что кофе в Россию завез Петр I, как и многие другие европейские развлечения.

Но уже в «Повести временных лет» упоминается, что киевский князь Владимир Святославович пил этот густой напиток, называемый тогда «кава». Вероятно, это было связано с тем, что в ранней Руси была распространена торговля заморскими товарами, шедшими по легендарному «пути из варяг в греки». Традиционно же историю кофе в России начинают с 1665 года, когда придворный доктор предписал царю Алексею Михайловичу пить этот напиток как «лекарство против надмений, насморков и главоболений».

Петр I во время своей заграничной «стажировки» посетил в 1697 году Голландию и, пожив в доме торговца и бургомистра Амстердама, пристрастился к кофе. Напиток тогда продавали в аптеках и приписывали ему удивительные лечебные свойства.

Вернувшись, Петр издал указ, повелевающий всем подданным пить кофе и в частном порядке, и на официальных ассамблеях. Позже его стали предлагать даже посетителям Кунсткамеры. Подобные меры вызывали суровую отповедь у наиболее консервативной части населения, в частности, у патриарха и других представителей духовенства. В ту же немилость попал и чай: «Чай проклят на трех соборах, а кофе на семи», «Кто пьет чай, отчаявается от Бога, кто пьет кофе − налагает ков на Христа».

Петр любил эпатировать своих придворных неожиданными появлениями у них дома с требованием налить ему чашку кофе. Бояре готовы были сделать все, что угодно, лишь бы угодить строптивому государю. За покупкой кофе отправлялись в специальные кофейные дома. Первые из них, естественно, появились в столичном Петербурге.

В 1724 по указу Петра I тут было открыто 15 трактиров для иностранцев, привыкших к кофейной традиции. Первый кофейный дом в России был открыт в 1740 году личным указом императрицы Анны Иоанновны, которая была страстной поклонницей этого напитка: каждое утро она непременно начинала с чашки кофе, подаваемого прямо в постель.

Через 10 лет была осуществлена регламентация всех питейных заведений, в том числе и кофеен, в которой разрешалось подавать «одно кофе, чай, шеколад и табак». Первой кофейней такого рода стал трактир Доминика Риц Апорта на Невском проспекте, находившийся в здании лютеранской церкви Петра и Павла.

Екатерина II отличалась еще большей любовью к кофе: она выпивала до 5 чашек каждое утро, на которые уходило около 400 грамм молотых зерен, зато потом императрица чувствовала себя бодро и энергично в течение всего дня.

В это же время популярным развлечением становится гадание на кофейной гуще, первое упоминание о котором датируется 1747 годом. Такой вид гадания считался менее предосудительным, а к 1760-м годам появляются даже печатные книги с наставлениями для гаданий.

В знаменитом сатирическом журнале Новикова «Живописец» сообщалось о легкости, с которой можно «целый лист госпож, девиц и мужчин предъявить, кои при приключившихся случаях за кофейницами посылают». «Кофейницами» называли специально обученных женщин, которые, «смотря на разные черты и виды приставшего к бокам чашки вареного кофея, в удовлетворение суеверных на требования или сумнения их делают разные угадывания». Существует легенда, что в 1799 году император Павел I принимал у себя цыганку, которая якобы нагадала его скорую кончину.

К началу XIX века число кофейных заведений росло, а самым знаменитым из них стала «Кондитерская Вольфа и Беранже», которая была настоящим центром интеллектуального Петербурга. Легенда гласит, что именно эту кофейню последней посетил Пушкин перед своей роковой дуэлью с Жоржем Дантесом.

В истории российского кофе особую роль сыграла международная выставка садоводства, состоявшаяся в 1884 году в Петербурге. Выставку посетили бразильские фермеры, которые привезли лучшие образцы сортового кофе и существенно пополнили свои кошельки — было заключено огромное количество договоров на поставку бразильского кофе. После этой выставки импорт кофе в Россию увеличился практически вдвое — с 8 до 12 тонн.

С началом революции кофейная культура была несколько утрачена по причине дороговизны. Только с расцветом НЭПа удалось частично восстановить прежнюю любовь к этому напитку. «Кофий», как его тогда называли, стал атрибутом повседневной жизни советского буржуа-нэпмана, хотя простой народ относился к этому напитку с недоверием и завистью.

Послевоенная хрущевская «оттепель» вернула кофе массовому потребителю, разрешив его свободную продажу — правда, ненадолго. Как и чай, он вскоре стал дефицитным продуктом, а заменителем его стал более дешевый цикорий или такие специфические напитки как желудевый или ячменный кофе. К 1991 году в продаже появился растворимый кофе колумбийского или бразильского производства. Этот тренд сохраняется в повседневной массовой культуре до сих пор.

Стоит особо остановиться на русских способах приготовления кофе. Как и чай, кофе варили в специальном самоваре, который представлял собой цилиндр, нижняя часть которого была декорирована решеткой (отверстие для циркулирования воздуха), был кран с фигурным репейником, а внутри на трубу-жаровню надевалась съемная рама, к которой подвешивался холщовый мешочек для молотых кофейных зерен.

На рубеже веков из Европы были заимствована бульотка (от франц. bouillotte — маленький чайник, грелка). Она представляла сосуд с краником на подставке со спиртовкой. Бульотки были небольшого размера, рассчитанные на 1−2 литра готового напитка.